Сегодня
22 ноября 2017 года
До Нового Года осталось

Элам и касситы

Увлекшись переселениями народов, сменой цивилизаций и другими крупными событиями, происходившими на территории современной Турции и в Верхней Месопотамии, мы временно отошли от главного предмета нашего исследования, вокруг которого, собственно, всё и «крутится». Теперь давайте снова вернемся на юг, к побережью Персидского залива, и узнаем — как жила библейская Вавилония в эти смутные времена.

Мы ушли от вавилонской темы, когда там еще «правили бал» касситы, фактически ввергшие этот прогрессивный регион в культурный и технологический застой на несколько столетий. Находившаяся в начале роста своего могущества Ассирия нанесла касситам мощное поражение, в результате которого они не только потеряли две трети земельных владений, но и утратили все свое былое политическое влияние и значение.

Это произошло, когда календарь часы отстукивал дни и годы доисторического XIV-го века. В одной из прошлых статей мы достаточно подробно затронули тот переломный исторический момент, когда ассирийский царь Адад Нирари I умело разыграл карты сложившейся обстановки и оттеснил касситов за реку Диалу. Таким образом, главным их оплотом осталась Вавилония. А поддержки со стороны Египта больше не было.

Однако, несмотря на утрату военного господства (кстати — единственного, что придавало им веса в глазах соседей), касситы еще две сотни лет не сходили со сцены полностью. И в это время происходит новое укрепление и возвышение Элама. В серии публикаций о причинах живучести небольших государств в сложных условиях и грозном окружении мы описывали историю этой удивительной страны на юге Аравийского полуострова. Элам просуществовал как единый этнос более двух с половиной тысячелетий. Древний квартальный календарь свидетельствует об эламитах, как о целостном государственном образовании еще XXXII-ом веке до нашей эры.

С XXIII по XIX вв. до н. э. Элам подвергается периодическим захватам со стороны шумеров и Аккадского царства. На какое-то время здесь устанавливали своё господство цари третьей династии Ура. Но всякий раз свободолюбивые эламиты, подпадая под чужую власть, либо сохраняли внутренний суверенитет в рамках внешней зависимости, либо возвращали Эламу полную свободу. Например, с аккадским правительством был в буквальном смысле заключен международный договор. В соответствии с его положениями, согласованию с патроном подлежали лишь элементы внешней политики. Во внутренние дела Элама он вмешиваться права не имел. Фактически, это был первый в мировой истории случай заключения подобного пакта.

Письменность эламиты имели собственную, но знаки клинописи зачастую использовали шумерские. У них же они переняли многие ремесла и изготовление календарей. Благодаря своей устойчивости, Элам сохранял самобытность и национальные достояния. Некоторые эламские города, а вернее их потомки, продолжают жить и по сей день.

Покорившие аккадцев гутии разделили Элам на еще более мелкие анклавы. Воссоединение удалось осуществить почти через сто лет. Возможно, секрет крепости эламитской государственности состоял в принципе передачи царской власти — не по наследству к старшему сыну, а к младшему брату. Такой порядок помогал избежать братских распрей и резни за трон, которыми так богата история Европы.

В XV-м веке Элам снова частично теряет свою независимость. Прямых сведений что конкретно произошло исторические источники не содержат. Однако, косвенно можно предположить, что тому виной явились именно касситы. И уже в XIII-мв. до н. э. на волне нового подъёма эламиты теснят своих врагов, захватывают Эшнунну и с востока отрезают приличный «кусок пирога». Таким образом, и здесь мы подошли к тому самому темному времени. И в следующей статье рассмотрим — чем это обернулось для Элама, касситов и других народов этого региона.