Сегодня
18 ноября 2017 года
До Нового Года осталось

Ашшур Убаллит ассирийский

Нет в мире ничего более постоянного, чем переходный период. Такая ироничная фраза навеяна отсутствием четкой временной границы между периодами развития государств Месопотамии. И, как мы разобрались в предыдущих статьях, это обусловлено целым рядом закономерностей.

Продолжая «разбор полетов» приведший к становлению Ассирийского царства, напомним – на чём мы остановились в прошлой публикации. В XIV-м веке до н. э. приходит конец одному из последних оплотов Старо-Вавилонской эпохи – могущественному Митаннийскому государству. И краху эту весьма дисциплинированную в военном и хозяйственном отношении нацию приводят, как ни странно, банальные внутренние распри. 

Фактически, вынужденные считаться и относиться с должным уважением соседи митаннийцев попросту разыграли раскинутые ими самими карты. Хетты поставили на одну сторону, а ассирийцы поддержали другую. Военное противостояние привело к распаду Митанни. А в результате, когда квартальные календари завершали отсчет XIV-века, соседние страны просто поделили между собой земли политически обанкротившейся державы.

Одну из сторон возглавлял взошедший на ассирийский трон потомок великого аморейского рода Ададов – царь Ашшур Убаллит. На протяжении всего правления он проявил себя как мудрый и дальновидный политик. Ведь, на первый взгляд, принятые им вначале решения выглядели как ошибки. В начале своей карьеры он делает ставку на дружбу с касситами. С этим коварным варварским народом, который признавал только своих. Сотни лет владычества которого в Междуречье считаются застоем культурного развития Вавилонии. Они не продвигали ничего. Ремесла, наука, культура, печать календарей, ирригация и прочие достижения их предшественников либо были забыты, либо оставались на прежнем уровне. Военная мощь и интриги в свою пользу – вот весь исторический багаж касситов, о котором нам известно из сторонних источников.

И вдруг, Ашшур Убаллит делает сразу несколько ходов, которые не только принижают его достоинство, но и могут расцениваться как впадение в некоторую зависимость от касситов. Будучи этаким «ласковым теленком», Ашшур Убаллит вступает в родственную связь с тогдашним касситским вождем Бурна Буриашем. Он выдаёт свою дочь замуж за одного из сыновей Буриаша. Развивая отношения таким образом, ему впоследствии удается посадить на Вавилонский престол сына своей дочери.

Но хитрые касситы свергли его, возможно предчувствуя подвох. Однако, Ашшур Убаллит настойчиво продолжал работать в этом направлении. И вскоре в Вавилоне воцарился дядя его внука.
С другой стороны, Ашшур Убаллит развивает отношения с Египтом. В то время как Бурна Буриаш теряет налаженные ещё с отцом Эхнатона добрососедские отношения. Касситские караваны с дарами и послами подвергаются разграблению в Ханаане. А египетский царь смотрит на это сквозь пальцы. Последней каплей раздора явился высокий прием в Египте ассирийского посольства, тогда как касситы считали их своими вассалами. И это было, по их мнению, очень оскорбительным нарушением этикета. 

Момент, когда календари с часами отстукивали конец четырнадцатого столетия до новой эры, можно считать началом становления Ассирийской империи. Буриаш пошел на союз с хеттами. И, как уже было отмечено, это «содружество» потерпело поражение в митаннийском розыгрыше. В итоге, часть земель отходит Ассирии. Ашшур Убаллит величает себя братом фараона и полуофициально именуется царем Ассирии. Так началась первая половина Средне - Ассирийского периода.